Владимир_А (wv_a) wrote,
Владимир_А
wv_a

Category:

Потомственный революционер Юрий Анненков ч.3

Ч.1
Ч.2
"Дневник моих встреч. Владимир Ленин"
Чем больше читаю про Ленина, тем больше убеждаюсь, что это человек стратегии текущего момента и абсолютно нерефлексирующий. Нужны лозунги: "Вся власть советам", "Мир народам", "Земля крестьянам", "Фабрики рабочим" - да нет проблем. Никто же не заставляет их выполнять. Прогорело с военным коммунизмом, вернули обратно капитализм. Слово "рабочая" в названии партии, где из рабочих один часовщик Шлёмо Кац, из того же самого нерефлексирования.
Февральские революционеры заигрались в демократию и появление того, кто железной рукой взял бы власть было лишь вопросом времени. И это даже могла быть просто банда, с жёстко выстроенной иерархией и грамотным выстраиванием связей с будущим мясом новой революции. Найти деньги на наёмную армию, можно было двумя способами: договориться с немцами и англичанами (причём с немцами, на революцию для окончания войны, а с англичанами, на революцию, - для её продолжения), и провести массовый грабёж населения. Скорее всего были использованы и один и второй.

В этой части, мнение Ленина об искусстве и интеллигенции.
В 1921 году советская власть заказала мне портрет Ленина, и мне пришлось явиться в Кремль. Когда все очень несложные формальности были исполнены, меня привели в кабинет Ленина.
То, чего я инстинктивно ожидал, не произошло: Ленин не сидел за столом, углубившись в бумаги. Ленин не сделал обычной в таких случаях паузы, как бы с трудом отрываясь от дел и почти случайно заметив вошедшего. Напротив: как только я показался в дверях кабинета, Ленин быстро и учтиво встал с кресла, направляясь ко мне навстречу.
— Странно,— сказал он, гостеприимно улыбнувшись,— я думал почему-то, что вы — гораздо старше... Садитесь, пожалуйста, будьте как дома.
Мы сели друг против друга.
Я — жертва нашей партии,— продолжал Ленин,— она заставляет меня позировать художникам. Скажите, в чем будут мои обязанности и как вы хотите меня изобразить?

В двух словах я рассказал, что Ленин олицетворяет собой движение и волю революции и что именно это я вижу необходимым отразить в портрете.
[Spoiler (click to open)]Ленин (улыбаясь). Но, простите, я ведь только скромный журналист. Я предполагал, что на вашем портрете я буду изображен просто сидящим за письменным столом. Когда я увижу ваш холст осуществленным так, как вы его мне представляете, то я непременно залезу под стол от смущения.
Я. Право и привилегия художника — создавать образы и даже легенды. Бели наши произведения оказываются в противоречии с правдой, то будущее наказывает за это прежде всего нас самих. Но лишать себя этого права мы, художники, не можем и не должны. О Ленине-журналисте, простите меня, я не задумывался, а писать портрет обывателя с бородкой я считаю сейчас несвоевременным.
После короткого молчания (я сказал, конечно, много лишнего) Ленин улыбнулся и произнес:
— Хорошо. Я нахожу недопустимым навязывать художнику чужую волю. Оставим это право буржуазным заказчикам. Поступайте так, как вам кажется наиболее правильным. Я в вашем распоряжении, приказывайте, я буду повиноваться. Но сначала договоримся честно: я подчиняюсь партийной дисциплине, я исполняю волю партии, но я — не ваш сообщник.
И, рассмеявшись:
— Ответственность, как вы сказали, останется на ваших плечах.

Ленин был неразговорчив. Сеансы (у меня их было два) проходили в молчании. Ленин как бы забывал (а, может быть, и действительно забывал) о моем присутствии, оставаясь, впрочем, довольно неподвижным, и только когда я просил его взглянуть на меня, неизменно улыбался. Вспомнив о ленинской статье «Восстание как искусство», я попробовал тоже заговорить об искусстве.
Я, знаете, в искусстве не силен,— сказал Ленин, вероятно, позабыв о своей статье и о фразе Карла Маркса,— искусство для меня, это... что-то вроде интеллектуальной слепой кишки, и когда его пропагандная роль, необходимая нам, будет сыграна, мы его — дзык, дзык! вырежем. За ненужностью. Впрочем,— добавил Ленин, улыбнувшись,— вы уже об этом поговорите с Луначарским: большой специалист. У него там даже какие-то идейки...
Ленин снова углубился в исписанные листы бумаги, но потом, обернувшись ко мне, произнес:
— Вообще, к интеллигенции, как вы, наверное, знаете, я большой симпатии не питаю, и наш лозунг «ликвидировать безграмотность» отнюдь не следует толковать как стремление к нарождению новой интеллигенции. «Ликвидировать безграмотность» следует лишь для того, чтобы каждый крестьянин, каждый рабочий мог самостоятельно, без чужой помощи, читать наши декреты, приказы, воззвания. Цель — вполне практическая. Только и всего.
Каждый сеанс длился около двух часов. Не помню, в связи с чем Ленин сказал еще одну фразу, которая удержалась в моей памяти:
— Лозунг «догнать и перегнать Америку» тоже не следует понимать буквально: всякий оптимизм должен быть разумен и иметь свои границы. Догнать и перегнать Америку — это означает прежде всего необходимость возможно скорее и всяческими мерами подгноить, разложить, разрушить ее экономическое и политическое равновесие, подточить его и таким образом раздробить ее силу и волю к сопротивлению. Только после этого мы сможем надеяться практически «догнать и перегнать» Соединенные Штаты и их цивилизацию. Революционер прежде всего должен быть реалистом.

[Spoiler (click to open)]Ленин снова хитровато улыбнулся:
— Художник, конечно, тоже. Импрессионизм, кубизм, футуризм и всякие другие «измы» искажают искусство. Оно должно обойтись без «измов». Искусство должно быть реальным.
На банальную тему об отрицательной роли «измов» в искусстве Ленин писал и в своих статьях. Раньше или позже наших сеансов — не помню.
Я хотел было спросить Ленина, как он относится к таким «измам», как «социализм», «коммунизм», «марксизм» и — в будущем — неизбежный «ленинизм», по удержался и промолчал. В комнату тем временем вошла Крупская и спросила меня, не хочу ли я «глотнуть чайку». Я отказался и, поблагодарив, поцеловал ее руку.
— Ишь ты! — воскликнул Ленин, засмеявшись. — Вы, часом, не из дворян?
— Из дворян.
— Ах, вот оно что... Впрочем, я — тоже.
Когда мой набросок был окончен, Ленин, взглянув на него, сказал:
— Tres bien \ товарищ художник! Посмотрим, во что вы его потом превратите
.
Весело смеясь, мы расстались, «товарищески» пожав друг другу руки, но, унося рисунок в папке, я уже знал, что задуманный ранее портрет Ленина как символ боевой воодушевленности революции, символ перекройки судеб человечества я не сделаю. Роль Ленина в подобной «перекройке» показалась мне историческим недоразумением, промахом, массовой аберрацией.
Выйдя из кремлевских ворот, я вдруг испытал чувство морального облегчения, смысл которого осознал лишь пройдя три или четыре улицы: оно было вызвано тем, что мое имя не ассоциировалось у Ленина с именем и драмой моего отца, которые не вплелись в наши беседы.

Tags: Анненков, Ленин, РИ, Революционеры, Революция
Subscribe

  • Российская Империя. Подборка 3

    Жизнь в Российской Империи. В том числе в сравнении с другими странами и СССР. Пенсионеров в России было больше, а пенсии выше, чем в сталинском…

  • "Мечтаю жить при Сталине"

    Есть ли связь между жёсткостью власти и порядком? Казалось бы, что за глупый вопрос? Каждый ответит, что конечно есть. А вот и нет. Я бы даже сказал…

  • Бесплатные советские квартиры 2. Лицом к маме

    Еврейский анекдот: Молодая семья у сексопатолога… - У нас не получается заниматься сексом... - Попробуйте поменять позу!- Пробовали... не…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment