?

Log in

No account? Create an account

Ленин, как главный власовец
Me
wv_a
В советское время, ничто не приносило большей головной боли, чем чтение советских газет ленинских произведений и истории коммунистической партии СССР.
Зато сейчас читается как детектив. Вот посмотрите сами. Начинается мировая война. Все нормальные люди готовятся защищать своё отечество. И только Ленин, находясь в курортном местечке Австро-Венгрии и потрахивая, периодически наезжающую Инессу Арманд, мечтает, о поражении России в этой войне.

Пребывание Заграничного бюро ЦК РСДРП и Ленина в Галиции в условиях быстро надвигавшейся империалистической войны было небезопасно. С началом войны русские эмигранты могли быть интернированы австрийскими властями как граждане враждебного государства. Надо было перебираться в нейтральную страну.
Но отъезд из Галиции означал отдаление от России, от назревавшей революции.
Атмосфера в Европе становилась все более напряженной. Ультиматум Австро-Венгрии, направленный сербскому правительству, предвещал начало войны. Отдыхающие и туристы, прибывшие из Королевства Польского, торопились переехать границу, пока она еще не была закрыта. В срочном порядке выезжали за пределы Австро-Венгрии многие российские политические эмигранты.
Ленин не торопился с отъездом. Его спокойствие и выдержка особенно выделялись на фоне общего смятения и растерянности. Он продолжал вести большую подготовительную работу в связи с предстоящим конгрессом II Интернационала и съездом партии.
В. И. Ленин предлагал написать статью «Революция и война». Ее план был составлен после начала войны Австро-Венгрии против Сербии, но еще до превращения ее в общеевропейскую. В первой части статьи он намеревался сопоставить обстановку, сложившуюся в России в июле 1914 г., с обстановкой начала 1905 г. Если в январе 1905 г. рабочие вышли с хоругвями и их вел Гапон, если они были ограничены в своих целях и полны наивного доверия к царю, то в июле 1914 г. они начали с баррикад, их возглавляли социал-демократические организации, они выступали за демократическую республику, конфискацию помещичьих земель, за 8-часовой рабочий день, были готовы к упорной борьбе.

Далее Ленин предполагал разъяснить значение лозунга стачки и вооруженного восстания, раскрыть неизбежность того, что война Австрии с Сербией приведет к европейской войне, осветить вопросы борьбы с милитаризмом, империализмом и войной. «Лучшая война с войной: революция»5, — записал Ленин, ориентируя рабочий класс только на революционный выход из империалистической войны.
Между тем 1 августа 1914 г. Германия объявила войну России. Мировая война, которую империалисты готовили многие годы, началась.
[Spoiler (click to open)]
Вопреки своим клятвам, обещаниям и обязательствам французские, бельгийские и другие социалисты стали на сторону своих правительств, изменили рабочему классу, пролетарскому интернационализму. Ленин с особым напряжением ждал, какую же позицию займет немецкая социал-демократия, крупнейшая партия II Интернационала, всегда высказывавшаяся против войны.
Связи с Россией были полностью прерваны. Заграничное бюро ЦК РСДРП надо было переводить в другое место.
Владимир Ильич ясно предвидел ход событий. Он разъяснял нам:
— Если сравнительно небольшая война с Японией, происходившая на Дальнем Востоке, так всколыхнула массы, то нынешняя война, гораздо более серьезная, к тому же ведущаяся ближе к жизненным центрам России, не может не привести к революции»8.
Но в новых условиях сделать что-либо для революции в России Ленин, находясь в Поронине, уже не мог. Дальнейшее его пребывание на территории Галиции становилось не только бесполезным, но и опасным.
Тем временем австрийские власти с помощью реакционного духовенства и различных националистических элементов развернули бешеную клеветническую кампанию против русских, особенно против политических эмигрантов.
С большим вниманием следил Ленин за сообщениями печати о настроениях рабочих воюющих стран. С особым нетерпением он ожидал известия о назначенном на 4 августа заседании немецкого рейхстага, которому предстояло обсудить военный бюджет. На этом заседании должна была определиться позиция германских социал-демократов.
С. Багоцкий пишет, что утром 5 августа он направился на поронинский вокзал к первому поезду за свежими краковскими газетами. В них сообщалось, что военный бюджет в Германии принят рейхстагом единогласно, то есть и голосами социал-демократов.
— Это конец II Интернационала, — произнес он и добавил: — С сегодняшнего дня я перестаю быть социал-демократом и становлюсь коммунистом.
Мы не придали значения этой вырвавшейся у него фразе. Потом стало ясно, что уже тогда В. И. Ленин стал вынашивать мысль о III, Коммунистическом Интернационале.
...Со свойственной ему решимостью в важных, принципиальных вопросах Владимир Ильич не поколебался пойти против общепризнанных авторитетов международного социалистического движения и провозгласить революционный призыв к беспощадной борьбе рабочих всех воюющих стран против их правительств, за превращение войны империалистической в войну гражданскую»12.
Следующий день принес еще одно роковое известие: 6 августа Австро-Венгрия объявила войну России.
7 августа жандармский вахмистр Л. Матыщук произвел обыск у Ульяновых в Белом Дунайце в доме Терезы Скупень. Власти Поронина решили, что настало время арестовать Ленина. Непосредственным предлогом для проведения обыска и ареста послужил донос Виктории Була, местной жительницы, помогавшей Н. К. Крупской вести домашнее хозяйство.
Вместе с Лениным Ганецкий пошел на почту. В телеграмме директору полиции города Кракова Ленин писал: «Здешняя полиция подозревает меня в шпионаже... Я эмигрант, социал-демократ. Прошу телеграфировать Поронин и старосте Новый Тарг во избежание недоразумений»17.
Ганецкий тогда же послал телеграмму З. Мареку, который в 1912 г. содействовал переезду Ленина из Парижа в Краков. В адвокатской конторе Марека, депутата галицийского сейма, В. И. Ленину приходилось уже бывать по различным делам.
Возвратившись из Закопане в Поронин, Владимир Ильич обошел всех товарищей, чтобы предупредить их о происшедшем и обсудить дальнейшие шаги. «Мы с Ильичем просидели всю ночь, не могли заснуть, больно было тревожно»18, — вспоминает Н. К. Крупская.
К шести часам утра 26 июля (8 августа) Владимир Ильич был на поронинском вокзале, а часом позже в сопровождении поронинского жандарма препровожден в Новый Тарг, где его тотчас же арестовали и отправили в местную тюрьму. Основанием для ареста послужил рапорт жандармского поста в Поронине. В рапорте сообщалось, что Ульяновых посещает много русских. Хотя, указывалось в рапорте, ни одно из опрошенных лиц не подтвердило «шпионских» действий подозреваемого и хотя вся его деятельность не является вредной для государства, но так как он связан с русскими и среди них могут быть всякие индивидуумы, то жандармский пост считает нужным препроводить Ульянова старосте. В старостве на рапорте жандармского поста была сделана приписка, что Ульянов предается суду по подозрению в шпионаже.
В условиях военного времени такое обвинение, при всей его нелепости и фантастичности, могло привести к быстрому и трагическому концу. Об опасности, нависшей над Лениным, говорит тот факт, что ответ директора полиции Кракова на телеграмму Ленина и ходатайство З. Марека не возымели никакого действия. В ответе из Кракова в адрес поста жандармерии в Поронине, очевидно, направленном и старосте в Новый Тарг, указывалось, что против Ульянова не имеется каких-либо оснований к обвинению в шпионаже19. Телеграмма в защиту Ленина поступила также от З. Марека. Он и в дальнейшем продолжал добиваться освобождения В. И. Ленина. Через Марека действовали А. Барский, М. Кошутская, Г. Валецкий и другие деятели СДКПиЛ и ППС-левицы, которым, как русским подданным, нельзя было открыто и непосредственно обращаться к австрийским властям.
В, И. Ленин постепенно освоился и приходил на свидания с Надеждой Константиновной все более спокойным и оживленным. Он верил в быстрое свое освобождение. В тюремной камере, по ночам, когда засыпало население тюрьмы, он «обдумывал, что сейчас должна делать партия, какие шаги надо предпринять для того, чтобы превратить разразившуюся мировую войну в мировую схватку пролетариата с буржуазией»24.
Положение, однако, становилось все более тревожным. Каждый день можно было ожидать, что Ленин будет затребован из тюрьмы Нового Тарга военными властями.
9 августа, с большим трудом получив разрешение, в Краков отправился Ганецкий. Два дня он ходил по всевозможным учреждениям и бесчисленным канцеляриям, добиваясь освобождения Ленина. Из Кракова он дал телеграмму лидеру австрийской социал-демократии В. Адлеру, члену МСБ, депутату рейхсрата. Адлер уже знал об аресте и начал добиваться освобождения Ленина25. Все возможное для оказания помощи Ленину делал Длуский: он писал письма, вел различные переговоры.
Весьма энергично в защиту Ленина выступил выдающийся поэт Ян Каспрович. Отдыхая в Поронине, он познакомился с Лениным и проникся к нему большим уважением. Когда к Каспровичу в Поронин приехал Длуский и попросил его поехать вместе в Новый Тарг к старосте, тот без раздумья согласился и пытался помочь освобождению Ленина.
Благодаря усилиям Я. Ганецкого, С. Багоцкого, Б. Вигилева и других широкие круги польской прогрессивной интеллигенции Галиции выступили в защиту Ленина27.
Но добиться освобождения Владимира Ильича оказалось нелегко: дело было уже передано в военный суд.
29 июля (И августа), после возвращения Ганецкого из Кракова, Крупская обратилась с подробным письмом к Адлеру, прося его оказать помощь Ленину28. 14 августа Надежда Константиновна направила написанное на польском языке письмо во Львов депутату австрийского рейхсрата, деятелю Социально-демократической партии Галиции и Силезии Герману Диаманду. Сообщив, что в защиту Ленина уже выступили депутат Марек, дирекция краковской полиции, доктор Длуский и поэт Оркан, Крупская просила его предпринять все возможное в защиту Ленина.
Для Диаманда была ясна степень угрожавшей Владимиру Ильичу опасности. Ленина он знал как вождя революционной части российской социал-демократии, как многолетнего представителя РСДРП в МСБ, куда сам Диаманд входил в качестве представителя СДПГиС и ППС. В ноябре 1913 г. Ленин через Ганецкого предлагал Диаманду встречу в связи с предстоявшим заседанием МСБ, встреча эта, видимо, не состоялась.
Через несколько дней Диаманд был уже в Вене, где вместе с престарелым лидером австрийской социал-демократии В. Адлером предпринял весьма решительные действия. К Адлеру Н. К. Крупская обратилась 14 августа с телеграммой29. Телеграмму и письмо Адлеру с просьбой помочь освобождению Ленина послал также Феликс Кон30. В Вену обращались З. Марек, Г. Валецкий, депутат К. Ангермаи и другие. Марек говорил об аресте Ленина с Дашиньским, приезжал в Новый Тарг, телеграфировал Адлеру...
Адлер и Диаманд, стремясь добиться скорейшего освобождения В. И. Ленина, просили о вмешательстве австрийского премьер-министра графа Штюрга, обращались в министерство внутренних дел. 16 августа они были приняты начальником канцелярии министерства31. Адлер сообщил ему, что арестованный — виднейший вождь русских рабочих, убежденный противник царизма.
В министерстве внутренних дел внимательно отнеслись к аргументам Адлера. Ведь во всех воюющих странах правящие классы рассчитывали в начале войны на то, что у противной стороны все готово к революции. Расчет на революцию в России был одним из элементов «стратегических» построений части правящих кругов австрийской монархии. О готовности дать сведения в пользу Ленина министерство внутренних дел уведомил и И. Дашиньский32. Занятый формированием польских добровольческих легионов, выступивших под командованием Пилсудского на стороне Австро-Венгрии, Дашиньский находился в постоянном контакте с военными властями и пользовался доверием венской администрации.
Из министерства внутренних дел 17 августа была направлена телеграмма департаменту полиции в Кракове. В ней говорилось, что депутаты Адлер и Диаманд сообщили в министерство, что арестованный Ульянов является решительным противником царизма и посвятил свою жизнь борьбе против него. Адлер и Диаманд ручаются, что Ульянов не является шпионом, а своей борьбой против царизма он завоевал европейскую известность. «Представляется, — указывалось в конце телеграммы, — что доктор Адлер и доктор Диаманд говорят правду».
На следующий день, 18 (5) августа, военная комендатура Кракова прекратила дело против Ульянова, поскольку не обнаружено оснований для предания его суду33. Тогда же военный прокурор в Кракове отдал распоряжение в Новый Тарг о немедленном освобождении Ульянова. 6(19) августа Ленина освободили.
Двенадцатидневное заключение в австрийской тюрьме на польской земле закончилось для Ленина благополучно в силу ряда обстоятельств. Решающим и основным явилась его безупречная репутация, непреклонная и последовательная борьба против самодержавия, завоеванный им огромный авторитет мыслителя и борца, отдавшего все силы, знания, жизнь делу освобождения угнетенных. Нет ничего удивительного, что на помощь Ленину пришли все его товарищи по партии, находившиеся тогда в Поронине, Закопане, Кракове, все деятели польской социал-демократии, а также ППС-левицы. Уважение к Ленину как противнику царизма, как борцу за социальное и национальное освобождение всех угнетенных было столь значительно, что в его защиту выступили даже деятели, стоявшие на противоположных ему позициях социал-патриотизма и оппортунизма.
Выйдя из тюрьмы, Владимир Ильич, не дожидаясь поезда, на крестьянской подводе выехал вместе с Надеждой Константиновной в Белый Дунаец.
В. И. Ленин сердечно поблагодарил всех, кто содействовал его освобождению. Он письменно выразил признательность Адлеру и Диаманду37, посетил Каспровича, Длуского и некоторых других лиц, побывал у закопанского художника Я. Скотницкого, учившегося в свое время в Академии художеств в Петербурге и участвовавшего по просьбе Б. Вигилева в кампании за освобождение Ленина.

Точная дата выезда Ленина с семьей из Кракова в Вену для получения документов, дающих право на переезд в нейтральную Швейцарию, пока не установлена. Но известно, что 1 сентября (19 августа) 1914 г. Ленину в Вене было выдано удостоверение на право проезда в Швейцарию.
Как один из лидеров Социально-демократической партии Галиции и Силезии, Марек был тесно связан с газетой «Напшуд». 30(17) августа 1914 г. в ней появилась корреспонденция-интервью, опубликованная под названием «О русской революции».
Заголовок не мог не привлечь к себе внимания: ведь в первый месяц войны, когда шовинистический угар еще владел немалой частью населения России, а царская армия развивала успешные военные действия, сама мысль о революции в России многим казалась нереальной, во всяком случае весьма отдаленной.
Репортер газеты «Напшуд» представил своего собеседника как вождя наиболее влиятельного и революционного направления в российской социал-демократии большевиков. Он заявил корреспонденту, что хотя и отрезан от России и в настоящее время не имеет связи с большевистскими организациями страны, но хорошо знает о революционных настроениях трудящихся масс. Он убежден, что они ответят на войну революционным взрывом, однако революция произойдет несколько позднее. Призванные в армию рабочие должны иметь время, чтобы установить контакты с крестьянами, одетыми в солдатские шинели39.
Каждое слово интервью свидетельствует об абсолютной убежденности в том, что Россия приближается к новой революции, и в ней решающую роль будет играть рабочий класс в союзе с крестьянством. Война открывает возможность создания такого союза и в армии.
Возможно, что при записи беседы корреспондент воспроизвел что-то не вполне точно. Однако революционный оптимизм своего собеседника, его неукротимую энергию, глубину анализа расстановки классовых сил, руководящую роль партии большевиков в грядущей революции сумел передать достаточно точно.
29 августа Владимир Ильич получил в полицейском управлении удостоверение на право покупки трех билетов до Вены; оттуда Ульяновы предполагали выехать в Швейцарию.
Так окончились для Ленина годы, проведенные в Кракове и Белом Дунайце. В августе 1914 г. Владимир Ильич и Надежда Константиновна навсегда оставили польскую землю. Их путь лежал в нейтральную Швейцарию.



Как замечательно! Вокруг войны. А он из одного курорта, на другой курорт. И всё о России думает. Как бы её не стало.
Источник: http://leninism.su/biography/4315-v-krakovskoj-emigratsii.html?start=18

К говновщине революции III
Me
wv_a
Сто один год назад, три этнические ОПГ "Большевики", "Меньшевики", "Эсеры", успешно наехали на своих подельников по февральскому хайпу ОПГ "Октябристы" и "Кадеты".
Результатом февральского хайпа, явилось уничтожение Российской Империи.
Результатом октябрьского хайпа, явилось уничтожение страны Россия.
В результате обоих хайпов, страна: из 20-го века переместилась в 16-й, потеряла половину населения, образовала вместо сословного общества – кастовое.
Но самым поразительным результатом является то, что охеренное количество далпаёпов это до сих пор празднуют.
Такого успеха ещё никто не добивался.
П.С. Для ОПГ  "Меньшевики" и "Эсеры", хайп тоже длился недолго.
П. П.С. Для двух третей ОПГ "Большевики", хайп длился несколько дольше. Закончился в расстрельной яме.

[reposted post]О стране и патриотах
matveychev_oleg
reposted by wv_a



Бумеранг революции
Me
wv_a
В продолжение темы "К говновщине революции 2".

В послевоенной (Великой Отечественной) литературе, основной акцент в проигрыше в первого года войны, делался на то, что Сталин фактически уничтожил весь старший офицерский корпус. Были расстреляны или посажены видные советские военачальники. Посаженных, с началом войны привлекли к службе. Маршал победы К. Рокосовский был доставлен на фронт прямиком из тюрьмы.
Но после чтения книги В. Биркина "Осиное гнездо", становится понятной логика действий Сталина перед войной. Совершенно не оправдывая его, хочу лишь обратить внимание. Сталин прекрасно знал о революционных брожениях в царской армии. Ведь он сам занимался революционной пропагандой, будучи частью этой пропагандистской машины. К чему же привела страну эта любовь части офицеров к революции? Царя предал высший генералитет фактически перед победой. Что из того, что командующие Алексеев, Брусилов, Рузский, Корнилов были прекрасными военачальниками, если они оказались предателями и из-за их амбиций не стало страны? Что из того, что репрессированные Сталиным высшие офицеры были хорошими военачальниками, если они также могли предать? Получается, что выбора у Сталина не было. Первая Мировая Война и Великая Отечественная Война, возможно доказали его правоту. По крайней мере война закончилась победой СССР. Из высших офицеров предателями оказались Власов и возможно Павлов (по крайней мере такая версия не исключается). Это было больно, но не смертельно. Большее количество предателей в высшей офицерской среде, могло стать для страны фатальным. То есть, офицеры революционеры поплатились дважды. В первый раз, когда была уничтожена РИ и они стали никем. И второй раз, пришёл бумеранг из прекрасного далёка в 30-е.
Свидетели святого СССР, тут же зададут вопрос, почему же этого не сделал Царь? Для царя такое было невозможно по определению. Начало 20-го века нельзя сравнивать с ситуацией 1825-го года. «Правда и то, что суровые законы офицерской жизни и чести старой русской жизни, то, что принято называть рутиной, – сильно сдерживали натуры, даже самые пылкие…». Царь не мог поступать так, как поступал Сталин, потому это были два совершенно разных, непересекающихся, цивилизационных мировоззрения.

К говновщине революции 2
Me
wv_a
Мне долгое время не давал покоя вопрос, как первые военные лица: Начальник штаба Верховного главнокомандующего генерал М.В.Алексеев, Главнокомандующий армиями Северного фронта Рузский, главнокомандующий Юго-Западным фронтом Алексей Брусилов, командующий 8-м корпусом Антон Деникин, командующий Петроградским военным округом Лавр Корнилов, стали клятвопреступниками. Я предполагал, что ключевую роль играл начальник штаба Северо-Западного фронта М. Бонч-Бруевич, брат революционера В. Бонч-Бруевича. Почему? Какая причина заставила целый генеральский корпус предать своего главнокомандующего, да ещё во время войны? Многочисленная историческая литература, вроде бы описывает сам процесс, представляя в том числе Николая II, как нечто бесхребетное, но ясности не вносит.
Книга Василия Биркина "Осиное гнездо" закрыла много недостающих пазлов. В книге описываются события времени первой революции.
Вот несколько отрывков оттуда:
Во время заведования столовой я тотчас же заметил, что офицерство резко делилось на три части.
Крайние правые, или монархисты
, под предводительством подполковников Вершицкого и Киселева: Янкевский, Франчич, я, Иванов, Молчанов, Абрамов, Кононов. Затем, крайние левые, под предводительством князя Вачнадзе: Белков, Святский, Зинкевич, Зайцев. Центр, примыкающий больше к левым и, видимо, чуждающийся правых: сам командир, подполковники Иллиас-Бей и Абрамович, князь Гурамов, Сохатый, Федоров, Унжиев, Дукшт-Дукшинский, Шах-Будагов, Пеленкин, Булгаков, командир второй роты, командир четвертой роты Зенилов. Последние четверо держали строгий нейтралитет.
Вот тебе и результаты революции, – думал я. – Если офицеры разделились на три лагеря, то чего же ждать от штатского люда.

[Spoiler (click to open)]
---
Временно бригадой командует командир нашего батальона, полковник Исаевич.
Жена его настоящая эсерка и не скрывает этого. В случае переворота Исаевичу предсказывают видное положение.
---
Прохожу как-то раз по офицерской линейке. Никого не было на ней. И вот, из одной палатки высовывается голова подпоручика Святского, кивает мне и приглашает таинственными жестами зайти к нему. Захожу, а он, нимало не смущаясь, открывает свой большой сундук, вынимает оттуда несколько прокламаций и подает мне. Подпись: «союз кавказских офицеров». Я так и обмер. Теперь воочию увидел, что офицеры могут участвовать в тайном обществе
---
Как заговорщики, таясь друг от друга, пришли мы к Иванову. Что предпринять?  Прения показали, что мы не решаемся ни на что. Слишком сильно укоренилась у нас ненависть к доносам. Доносить жандармам казалось зазорным, – осрамим честь. Сказать командиру бесполезно: его жена сама была революционеркой, сама замешана в этом. Может быть, полковник и знает даже, кто распространяет прокламации, и мы опять-таки выдадим себя.
Кроме того, ясно чувствовалась у всех боязнь мести со стороны революционеров. Враг был коварный и опасный. Нас каждого могли пристрелить из-за угла в любое время, следовательно, нужно было действовать осторожно и, во всяком случае, не открыто. Сперва никто из нас не решился заговорить об этой боязни мести, а потом как-то заговорили вдруг все сразу. Мы решили быть настороже. А если тронут хоть одного, все остальные вступятся за него…
Нам было ясно, что прокламации распространяют повсюду денщики Святского и князя Вачнадзе.

Заметьте. Это офицеры. В своей стране. При своей власти.
---
Это блестяще подтвердилось на следующий день за обедом. Несмотря на то, что на председательском месте восседал сам Исаевич, а по бокам два подполковника: Абрамович и Иллиас-Бей, революционеры завели разговор на тему о событиях.
Окончательное слово они предоставили князю Вачнадзе, и тот, с пылом фанатика, высказал убеждение, что нужно во что бы то ни стало идти новым путем. Во что бы то ни стало!.. Не останавливаясь даже перед тем, если придется на своем пути силой расчищать дорогу. Если даже придется тайно убрать с дороги сопротивляющихся, то и это не должно останавливать, – заключил князь, стукнув кулаком по столу.
Намек был ясен.
---


То есть. Само офицерство уже было более чем наполовину революционным. Контрпропаганда отсутствовала, как таковая. Страна была обречена ещё в 1905-м, и только чудом вырвалась из апокалипсиса. К Первой Мировой Войне, молодые офицеры-революционеры подошли уже зрелыми командующими, с убеждениями необходимости революции. Вопрос был только момента. Почему был выбран февраль. Немцев давили. Историки отмечают что война могла скоро закончиться. После этого, возможность совершить революцию падала почти до нуля. Нужно было торопиться. Все хотели революции и никто не понимал её последствий. Боевые генералы, вели себя, как юноши романтики. После Октябрьской революции: Алексеев умер от тифа. Корнилову оторвало голову. Брусилов был обречён на страшные мучения совести, потому что, перейдя на службу к «красным», уговаривал «белых» офицеров сдаваться, давал расписки, что их не тронут. А их всех убили. Генерал Эверт - единственный, кто покаялся, сказав: «Мы предали царя и достойны смерти». Он был арестован ОГПУ и убит во время конвоирования. Рузского в 1918 г. «красные» черкесы разрезали на куски.
Посеявшие ветер, снесены бурей.

Сейчас власти пока удаётся купировать революционное помешательство. Но шесть лет не срок.
В сети, я наблюдаю необъятное количество новых революционеров. И здесь закономерный вопрос, а как с этим в армии?
Tags:

К говновщине революции
Me
wv_a
Меня удивляет. Даже не столько удивляет, сколько поражает, что люди, находящиеся (как они сами себя позиционируют) в здравом уме, твёрдой памяти, с образованием (у большинства даже с высшим), после того, как вокруг произошло десяток революций (многие из них с малой кровью, потому как под жестким контролем, но три достаточно кровавые), начинают романтизировать апокалипсис произошедший в России сто лет назад, унесший половину населения России. И не просто романтизировать, а желают его повторить.
Чему вы радуетесь товагищи? Что уцелели в том апокалипсисе? Это была чистая случайность.
Воистину история ничему не учит.
Скачите дальше.
Tags:

[reposted post]Два революционера
Me
wv_a wrote in putin_slil
reposted by wv_a
Хотелось бы сравнить двух политическх деятелей России. Причём безо всякого юмора, а на полном серьёзе.
Ленин и Навальный.
1. Оба позиционируют себя как юристы, и оба не имеют законченного юридического образования. Оба не выиграли ни одного юридического дела.
2. Оба получили уголовное дело занимаясь свержением власти.
3. Оба пытаются изменить существующий строй исключительно незаконным путем, полностью отвергая для себя любые законные варианты.
4. Оба не работают, занимаются антисоциальной деятельностью, живут на донаты лохов и зарубежное финансирование за ведение подрывной деятельности в России.
5. Оба любят вести революционную работу из-за границы. Причём, А. Навальный ведёт себя гораздо скромнее Ленина. Он предпочитает Майами, временно. Ильич же выбирает для долговременного проживания, сначала дорогой Лондон, затем самую дорогую страну Щвейцарию.
6. Ильичу к моменту революции было 47 лет. Навальному сейчас 42, и он ждёт 24-й год.


А могли и убить русский экипаж, "доказав", что пьяные русские всегда так делают
Me
wv_a
Помнится наша либерально-коммунистическая общественность очень возбудилась, узнав о прохудившимся российском космическом модуле. Либералы совместно с представителями Украины заходились в приступах смеха о рукожопых русских. Новокоммунисты в лице коллективных Сёминых, тут же объясняли, что в СССР такого не было, и во всём виноваты жертвы ЕГЭ. Но дым рассеивается и ситуация заиграла новыми красками.

Вот за что космонавтам героя дают. Или суровые космические будни с дыркой в обшивке.


Зураб Зарубин

ВЕРСИЯ. "Говно и дрель"

Есть у меня хороший товарищ. В Звездном городке живет еще с 80-ых. Уже на пенсии, но был причастен к Великому. Кстати, в одном подъезде с очень именитым космонавтом. В начале 90-ых, даже как-то втроем водочку попивали на кухне товарища. (Фамилию на всяк случай писать не буду, мало ли)
Общались по вайберу давеча с этим товарищем. Затронул я тему дырки в отсеке МКС. После услышанного ржал аки конь. Слишком невероятно все прозвучало. Вот делюсь с вами. (стиль повествования сохранен, женщины звиняйте)

По словам товарища, подробности происходящего, секрет полишинеля для всех в Звездном. Ибо "что знают двое, то знает и свинья". Да и не поделиться этим грех.

Короче. Предыстория. Экипаж с теткой в комплекте не долго радовал наличием прекрасного пола. Для понимания надо сказать, что станция более похожа на сваренные между собой бочки из под масла с общим объемом в пару-тройку ваших кухонь, и нахождение в столь замкнутом пространстве кучи народа чревато возникновением дикого напряга в отношениях. Редко кто, пробыв с напарником пару месяцев на орбите, остается с ним в дружеских отношениях. Чаще совсем наоборот. А тут 6 морд, четыре из которых морды нерусские. Да еще в их числе одна активная тетка, у которой как оказалось, какие то " эмоционально психологические" (ребята говорят, что хуже чем при ПМС) проблемы. а проще говоря, нимфу клинит неподеццки регулярно. Да так, что в ее психическом здоровье усомнились не только наши ребята, но и свои же звездно-полосатые, да так усомнились, что последние всерьез озаботились эвакуацией нимфы в связи «с медицинскими показаниями» (Резкое ухудшение здоровья).
Надо объяснить, что доставку иностранных морд на станцию осуществляет Россия и внеплановая эвакуация истеричной тетки, обошлась бы амерам в копеечку. На стенания экипажа, "Хьюстон" почесав репу, ответил: "идите нахер парни, уживайтесь со своею бабой сами как хотите, а бабла на ваши капризы не предусмотрено".

[Spoiler (click to open)]

Но это еще не начало всей истории. А начало в том, что американские космонавты (тетка таки?) испортила гордость американской космонавтики - офигительно технологичный космосортир. И теперь уже довольно длительный срок четыре взрослых рыла гадят исключительно в памперсы, так как после очередного выбрыка были отлучены от нашего отечественного сортира. Ибо нухуй. Надо сказать, что нагадить в памперс, еще не самое страшное. А страшно, что вонь от них по всей МКС. И еще.. вся писечка в том, что памперсы с гуаном, нужно куда то складывать, да вот мусорных контейнеров на такую кучу не было предусмотрено. И загружают оне загаженные памперсы до подлета грузового модуля, во все что можно, в том числе и свои собственные скафандры для выхода в открытый космос, используя их вместо контейнеров для говна.

Сложившаяся ситуация дико напрягала четыре нерусские морды. А дама, хоть существо мягкое и с сиськами, но как оказалось, очень впечатлительное, сорвалось с катушек и начало истерить по всякому поводу. Чем и заипало в усмерть всех и американцев в первую очередь, так как она рядом с ними 24 часа в сутки. А «Хьюстон» как известно отморозился и проплачивать кучера, дабы вернуть истеричную бабу на Землю, отказался напрочь. И вот тогда, охреневшие в конец от постоянной вони, от величественно плавающих по станции кусочков собственного дерьма, которое отвалилось от памперсов во время их извлечения из под жопы и еще больше охренев от истерящей сутками тетки, решились осуществить "гениальный" по их мнению план. Когда двое наших вышли в космос для плановых работ, в модуль русских, где как раз и расположен отлично функционирующий, к черной зависти «партнеров», наш туалет и космический душ, пробрались таки упыри. Благо, что этот отсек располагается прям рядом с американским сегментом и замков на станции не предусмотрено. Ибо космические говновойны никто не предполагал. И просверлили демоны отверстьице, залипив его собственным дерьмом (зачеркнуть) герметиком. Что бы не сразу прорвало. Нужно сказать, что идея была довольно креативная. Ибо давление в станции всего 1 атмосфера.

А при обнаруженной утечке, можно было настаивать на аварийной эвакуации экипажа. При этом поимев кучу няшек:
1. Избавится от ненавистной истерички.
2. Свалить самим из самозасранного ада.
3. Списать все на «криворуких русских».
Благо при приземлении бытовой модуль из-за разгерметизации сгорел бы к ипеням и все улики с ним же.

Но пошло чуть не по плану. Русские забили на дырку, залепив ее спецклеем - герметиком , который после затвердевания выдерживает туеву хучу градусов. И сказали – хрен вам, а не эвакуация, гадьте дальше в свои памперсы. Охерев от такого поворота, глав_партнер, с криком «я здесь хозяин», рванул в наш отсек и отодрал не застывший еще герметик, победно изрек: «Я как "командир" буду принимать решение, что делать с этим». Наши ребята, охерев еще больше «командира» от такого поворота, вломили ему реальных люлей и пендалями вытолкали в американский модуль, со словами: «Это ты у себя на станции командир, а в российском отсеке ты гость и посему идешь нахер, дальше срать в памперс».

А далее начался дикий хайп. Наши с Земли запросили у американцев инфу «А все ли ваши космонавты психически нормальны?» и запросили запись с видеокамер, установленных на американском модуле, что бы было понятно, кто там такие умные с дрелью и пылесосом наперевес, рассекают по станции. Тут нужна сноска, что в нашем туалете-помывочной (а именно в этом модуле просверлили дырку) из этических соображений камера не установлена. Угадайте с трех раз, что ответил «Хьюстон»? Правильно, «Хьюстон» отморозился.

О чем это я? Рассказанное настолько невероятно звучит, что#хайлилайкли_епта является не версией, а правдой. Причем тут все как то очень по американски. Тут тебе все в миниатюре… и «уберите за нами наше говно» и «отвезите нашу бабу за свой счет, она испортилась» «А.а.а.. не хотите? Тогда мы вам санкции (зачеркнуть) дырку захерачим, отвезете тогда как миленькие!», и уползшие в свою нору герои, сразу после выхвата реальных люлей. Ибо без люлей оне не понимают.

Вот такэ малята.. За что купил. ))

На данном изображении может находиться: в помещении



О выходе на пенсию по стажу
Me
wv_a
Решения по ПР многослойны. Здесь хотел бы остановиться на двух: выход на пенсию по старости, и выход по стажу.
До сего времени выход на пенсию с набранным стажем был приоритетным. Выход по старости без стажа подразумевал лишь социальную пенсию. ВВП предложил, сдвинуть срок выхода по старости на пять лет, а срок выхода по стажу, даже уменьшить с 47/42 до 42/37. И получилось так, что для тех, кто набрал свои 42/37, чисто теоретически выход на пенсию может состояться и в 60/55. А то даже и раньше. Например, парень/девушка с 15-ти лет работает (числится) официально в ИП у своего родителя. И 42/37 набирается к 57/52. А это сильный стимул, конечно, если за время до пенсии всё ещё раз десять не поменяется. Ещё раз. Получается для работающих, всё осталось по-прежнему, и даже ещё лучше. (привет ПТУ) Хотя, какое-то шестое чувство мне подсказывает, что для получения ветерана, нужно будет набрать 47/42.
А вот, те кто без стажа, переходят в разряд токсичных, и отодвигаются за пределы вселенной.
Ассоциация нынешней пенсионной реформы с пенсией по старости, возникает с павловской денежной реформой 1991-го года, когда запретили хождение пятидесяти и сторублёвок. В течение двух дней, обменять можно было только 200 рублей. Идея была ударить по криминалу и торговцам, хранящим деньги наличкой, а ударили по СССР. И это, кстати, была одна из очень больших причин, чтобы та власть накрылась. Потому что пострадало множество народа, откладывающего себе деньги на старость, на похороны, на покупки. В нынешних решениях по ПР, также пострадают множество народа без стажа.
В первой половине 90-х, когда всё рушилось, народ, особенно лет до 40, о стаже, о белой заплате, да даже и официальной работе особо и не думал. Вернее даже не так. Не то что не думал, а сама жизнь не давала такой возможности. Там, где была белая зарплата и официальное трудоустройство, как правило месяцами, а то и годами, тех самых официальных зарплат не платили. А где деньги можно было достать, каким-либо способом, ни о каком оформлении речи как правило не шло. Во всю муссировалась тема, что стаж не нужен. Причём тему о ненужности стажа, я слышал в нулевые, и даже в начале десятых. В некоторых районах сельской местности, с развалом колхозов и совхозов, официальная работа упала почти до нуля. И этот народ оказался в положении тех из февраля 91-го года, хранящих деньги в матрасе.
Резюме. Государство толкает. Даже не так. Государство пинает народ, выйти из тени. Пока, в область официального трудоустройства. Кто вышел, тот если и не в шоколаде, то по крайней мере не в отхожей субстанции. Государство переводит на официальные рельсы все СНТ/ТСН, заставляет брать патенты на работы, оформлять ИП там, где нет возможности устроиться на работу, по причине её отсутствия. Тот, кто это игнорирует, сам себе злобный Буратино.
Tags:

[reposted post]Всё так
hrono61
reposted by wv_a