Previous Entry Share Next Entry
Словари Пушкина. (Слово о словах. Лев Успенский.)
Me
wv_a
С Днем Рождения - Александр Сергеевич!
"Когда мы читаем произведения того или иного поэта, писателя, мы нередко удивляемся богатству, красочности, выразительности его языка. Все эти прекрасные качества зависят в основном от двух причин: от того, какими словами пользуется этот художник, и от того, как именно он ими пользуется, как сочетает он их в ткани своей поэмы или романа.
     Понятно, что литературоведам очень важно изучить и то и другое. Каждый в меру своих сил, они все пытаются это сделать. Но ведь что можно сказать, например, по вопросу о сравнительном богатстве языка Пушкина и Лермонтова, Тургенева и Толстого, если никто в точности не знает, какие именно слова и сколько слов знал и употреблял каждый из них?
     Мы нередко слышим: Пушкин в своих стихах очень широко пользовался глаголами. Посмотрите, мол, как он пишет:
"Сын на ножки поднялся,
В дно головкой уперся,
Понатужился немножко:
"Как бы здесь на двор окошко
Нам проделать?" -- молвил он,
Вышиб дно и вышел вон".



    Посмотришь -- и верно: 7 глаголов на 19 значимых слов! Возможно, и впрямь: характерная черта стиля Пушкина -- любовь к действенному слову, к глаголу; может быть, именно при его помощи  делает он свой стих таким стремительным и живым, а имена оставляет в стороне.
     Но вот другая цитата:
"В Петрополь едет он теперь
С запасом фраков и жилетов,
Шляп, вееров, плащей, корсетов,
Булавок, запонок, лорнетов,
Цветных платков, чулков a jоur, *
С ужасной книжкою Гизота,
С тетрадью злых карикатур,
С романом новым Вальтер-Скотта,
С bоns-mоts** парижского двора,
С последней песней Беранжера,
С мотивами Россини, Пера,
Et cetera, et cetera..." ***

---
* Ажурных (франц.).
** Остротами (франц.).
*** И так далее и так далее (франц.).
---
     Полная противоположность! На один-единственный глагол "едет" приходится двадцать шесть существительных! Можно привести и другой, столь же разительный пример:
"Возок несется чрез ухабы,
Мелькают мимо будки, бабы,
Мальчишки, лавки, фонари,
Дворцы, сады, монастыри,
Бухарцы, сани, огороды,
Купцы, лачужки, мужики,
Бульвары, башни, казаки,
Аптеки, магазины моды,
Балконы, львы на воротах
И стаи галок на крестах".

     Два глагола, и при них двадцать семь существительных! При этом -- попробуйте   сказать, что это стремительное описание движения, пробега саней по   улицам   Москвы   --   нединамично, что глаголы придали бы ему большую энергию... Нет, видимо, вывод о пушкинском предпочтении одной из частей речи был несколько опрометчивым... А ведь любопытно было бы добраться до истины!
Ведь и на самом деле от выбора слов зависит многое, если не все, в стиле писателя...
Сделать это по-научному точно стало возможно только теперь, когда закончен "Словарь Пушкина".  Вот когда рядом с ним мы получим "Словарь Лермонтова", словари Толстого, Гоголя, Гончарова и многих других мастеров слова, тогда только мы получим право решать вопросы их стиля со всей научной полнотой. Да и не одного только стиля...
     К большому сожалению и языковедов и литературоведов, доныне у нас почти не занимались такой работой. Известен один-единственный образчик словаря писателя Фонвизина, составленный в начале этого века ученым К. Петровым, да в   наши дни проведена огромная работа по составлению словаря языка Пушкина.
Словарь представляет собою четыре солидных тома, по 800 страниц мелкого, убористого шрифта каждый. Они содержат, за ничтожным исключением, все когда-либо написанные Пушкиным на бумаге слова, -- колоссальный труд. Но это, собственно, и все.*
--
*Специалистам известны и другие (незавершенные) работы этого рода,-- скажем, вып.  I  Словаря  к  комедии  А. С. Грибоедова "Горе от ума", опубликованный проф. В. Ф. Чистяковым в 1939 г. е Смоленске, и пр.
-----
     Несколькими строчками выше я сказал: не только вопросы стиля может разрешить словарь писателя. А какие же другие?
     Очень многие.  Лет пять назад мне в руки попала любопытная маленькая картотека, собранная     одним     знатоком ботаники. Его заинтересовал "ботанический сад Пушкина", те растения, названия которых великий поэт упоминает в своих произведениях. Ботаник проделал чисто литературоведческую работу: тщательно выбрал из пушкинских стихов и прозы названия деревьев, кустов, трав, злаков, фруктов, овощей, цветов.
     Картотека поразила меня. В маленьком частном вопросе о растениях, как в капле воды, отразилось все развитие Пушкина-художника, весь его путь от подражания классическим образцам, через буйный романтизм юности к "пестрому сору фламандской школы», к сдержанному и мудрому реализму последних лет.
Взять хотя бы наиболее часто упоминаемое Пушкиным растение "розу" (в стихах Пушкина — это слово встречается около пятидесяти раз), В лицейских стихотворениях речь идет исключительно о легендарных, мифических божественных розах античной древности, Оли то увенчивают головы выдуманных фавнов и нимф, то белеют изваянные в мраморе гробниц. В них нет ничего живого.    Позднее, после поездки в Крым и на Кавказ, их сменяют пышные розы Востока: соловьи поют в их листве льстивые песни; их роскошное цветенье сменяет желтизна виноградных гроздьев. Эта "роза Шираза" тоже не цветок; это символ любви, символ сказочной жизни юга.
     А   что   остается   от   этого к расцвету пушкинского творчества? Поэт отказался от классических и романтических нарядов, от "высокопарных мечтаний своей весны". Он полюбил "иные картины": "песчаный косогор, перед избушкой две рябины, калитку, сломанный забор..."
     Розы и теперь появляются в его стихах, но, как и какие? Вот он упоминает о них с веселой издевкой, направленной на современную ему поэзию: "Читатель ждет уж рифмы "розы"; на вот, возьми ее скорей!" Вот он описывает старуху на балу: "Здесь были дамы пожилые в чепцах и в розах, с виду злые..." Вот, наконец, упоминает он об удивительной "зеленой розе": она нигде не растет; ее вышивает на подушке цветным шелком одна из манерных пушкинских героинь...
     Но все это относится к самому творчеству Пушкина, а картотека возбуждает и совсем посторонние и ему и даже литературе вопросы.
     Возьмите название растения "сирень". Разве не удивительно, что на всем протяжении      пушкинского поэтического пути оно было им упомянуто один-единственный раз? Приходит в голову, что это столь обыкновенное я наши дни садовое растение было гораздо менее распространено в помещичьем быту в начале прошлого столетия. Тем более кажется это правдоподобным, что и сама форма, в которой Пушкин говорит о сирени, представляется несколько неожиданной. Он рассказывает, что Татьяна, спасаясь от встречи с Онегиным, в своем отчаянном бегстве по саду "кусты сирен переломала, по цветникам летя к ручью..." Говоря о знакомом растении, -- ну, скажем, о березе, -- мы ведь вряд ли назовем его "дерево береза", а вот какую-нибудь редкую араукарию довольно естественно так назвать. Что же: сирень была в те дни такой редкостью?
Составитель картотеки намеревался изучить этот "сиреневый" вопрос по данным, никакого отношения к поэзии не имеющим: Пушкин надоумил его заняться им.
Интересно же в самом деле, когда сирень стала привычным украшением любого нашего русского сада?
     Я не перечисляю множества других любопытнейших загадок, которые возбуждала эта крошечная коллекция словарных карточек; я не рассказываю о многих совсем неожиданных сведениях, которые можно было получить из нее.
Разве не странно, например, что слово "тополь" для молодого Пушкина являлось существительным  мужского  рода  и  выговаривалось  как  "то-пол", а позднее превратилось  в  "тополь"  и  перешло  в женский род: "Здесь вижу, с тополем сплелась    младая ива", -- писал он в 1814 году, а в 1828 рассказывал о том, как "хмель литовских берегов, немецкой т о по лью плененный, через реку, меж тростников, переправлялся дерзновенный..." Разве не любопытно задуматься над загадкой:   где,  в  каком  из  своих  произведений великий поэт нашел повод упомянуть    о   никому   у нас нe известном американском растении "гикори"?
Разумеется, все это крайне важно и ценно, и остается только пожалеть, что для составления словарей наших величайших писателей доныне "не сделано почти ничего.  Ведь без них мы не можем ответить даже на самый простой вопрос: сколько и каких именно разных слов употребил Пушкин, в своих бесценных творениях? Относительно Шекспира подсчитало, что его словарный запас равняется примерно 15000 слов; как же важно было бы произвести подобные подсчеты и для Пушкина, и для Гоголя, и для многих наших художников слова!
"


Спасибо http://lib.ru/PROZA/USPENSKIJ_L/slovo.txt

?

Log in